Архивный отдел

Нарышкин Эммануил Дмитриевич

К 105-летию со дня рождения Почетного гражданина города Тамбова Э.Д.Нарышкина

Эммануил Дмитриевич Нарышкин (30 июля 1813 — 31 декабря 1901) — обер-камергер; крупный землевладелец и благотворитель; единственный сын гофмейстера Д. Л. Нарышкина и знаменитой красавицы-польки М. А. Четвертинской, фаворитки императора Александра I.

Биография

Родился в  1813 году. О действительном происхождении Эммануила Дмитриевича мнение историков расходится. В родословных росписях он числится законным сыном Д. Л. Нарышкина.

Современники считали его сыном императора Александра I. Но возможно, его биологическим отцом был князь Г. И. Гагарин, им Мария Антоновна Нарышкина была увлечена в 1813 году. Эта связь привела к опале и отставке князя Гагарина и послужила причиной разрыва отношений Нарышкиной с императором.

Обсуждая петербургские новости, одна из современниц писала:

"Не воображай, чтоб я не знала о рождении Эммануила. Тебе, конечно, известно, что по-гречески имя это значит: Богом дарованный. Какая дерзость и бесстыдство называть этим именем незаконных детей. Вот до чего мы дожили!".

После рождения сына Мария Антоновна Нарышкина уехала с детьми за границу. Они жили во Франции, Швейцарии, Германии и Англии, где Эммануил получил прекрасное воспитание и образование. По возвращении в Петербург, он был определен в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, где его соучениками были Лермонтов и Мартынов. Последний вспоминал, что поэт называл Нарышкина «Французом», потому что, зная несколько языков, по-русски он говорил плохо, и не давал ему житья. Но в целом он характеризовал Нарышкина как скромного и доброго юношу, который пользовался симпатией и любовью товарищей.

Служба

Незадолго до окончания курса Нарышкин выбыл из Школы и в марте 1836 года поступил на службу в Лубенский гусарский полк, в августе он был произведен в юнкера, а в июле 1837 года — в корнеты. В 1839 году был переведен в лейб-гвардии Конный полк.

В декабре 1843 года в чине поручика был назначен адъютантом к генерал-адъютанту графу А. Х. Бенкендорфу, после его смерти в сентябре 1844 года назначен адъютантом к графу А. Ф. Орлову. В 1846 году произведен в ротмистры. 27 апреля 1847 года Нарышкин был уволен от службы по причине здоровья в чине подполковника.

Выйдя в отставку, Нарышкин поселился в своем имении в селе Бычки, Шацкого уезда, Тамбовской губернии. С 1853 года в чине коллежского советника исправлял должность чиновника особых поручений при министерстве внутренних дел. В 1856 вступил на гражданскую службу, в чине статского советника назначен был церемониймейстером Высочайшего Двора. С 1859 года состоял в должности гофмаршала, в 1860 году вице-президент Придворной конторы и член Строительной конторы. В 1861 году — в должности гофмейстера, в 1863 году — шталмейстер. В 1869 году вновь вышел в отставку и вернулся в деревню.

В 1879 году Нарышкин был вновь назначен шталмейстером Высочайшего Двора, в 1881 году — обер-гофмаршалом, в 1883 году — президентом Главного дворцового правления, управляющим Зимним дворцом, получая жалование 8 тысяч рублей, квартиру и экипаж. С 1884 года — обер-камергер. В 1899 году Нарышкин был награждён высшим российским орденом Св. Апостола Андрея Первозванного.

Общественная деятельность

После смерти отца и раздела наследства Нарышкин получил огромные средства, употребив их на добрые дела. И. С. Тургенев писал:

"…Нарышкин едет в свои огромные саратовские поместья открывать там школы… Я очень поддерживаю его в этих мыслях."

С 1849 года имениями Нарышкина в Саратовской губернии управлял декабрист А. П. Беляев. Большую часть свой жизни Нарышкин посвятил городу Тамбову, где прославился как крупный благотворитель. В 1870 году на его средства в городе был открыт Екатерининский учительский институт. В 1874 году было основано Общество для пособия нуждающимся воспитанникам Тамбовской гимназии, в 1882 году на её территории было открыто общежитие на 40 человек, построенное всецело на средства Нарышкина. Император Александр II разрешил именовать его «Нарышкинским». В 1889 году Эммануил Дмитриевич пожертвовал 100 тысяч рублей с тем, чтобы проценты с этого капитала смогли содержать в общежитии 20 стипендиатов. По словам современников, институт был для Нарышкина самым любимым, самым близким из созданных им учреждений.

В 1876 году при поддержке императрицы Марии Александровны Нарышкин открыл Александровский приют для арестованных детей в возрасте от 6 до 13 лет. С 1881 года он сам заведовал приютом, вникая во все мелочи и расходуя на него 1 тысячу рублей в год. В приют попадали дети не только арестантов, но и сироты и дети спившихся бродяг. В приюте они обучались грамоте и пользовались полным бесплатным содержанием: обеспечивались пищей, одеждой, постелью и другими необходимыми вещами. По достижении 13 лет приют подыскивал им место, обеспечившее их существование вне стен воспитавшего их заведения.

За свою просветительскую деятельность и меценатство Нарышкин неоднократно удостаивался от императора высочайшего благодарственного рескрипта. По отзывам современника Нарышкин «был благородным, скромным, великодушным, не бойким на словах, но умный на деле». Граф С. Ю. Витте характеризовал его, как честнейшего, благороднейшего дворянина и царедворца.

 

Э.Д.Нарышкин и Тамбов

Трудно переоценить вклад Эммануила Дмитриевича в развитие народного просвещения и культуры на Тамбовской земле. Он затратил на это благородное дело 1,5 млн. руб. своих средств. Одним из самых значительных событий в его деятельности  стало основание в 1870 году в Тамбове Екатерининского учительского института (названного в честь первой, рано умершей жены Э. Д. Нарышкина), призванного готовить учителей для сельских школ. Для размещения института Эммануил Дмитриевич купил здание бывшего дворянского кадетского корпуса, некогда украшавшего набережную р.Студенец (здание  не сохранилось). При институте были открыты начальная школа, школа огородничества и пчеловодства, преподавали в нём, талантливые педагоги, одним из которых был И. И. Дубасов — первый председатель Тамбовской учёной архивной комиссии.

На средства Э. Д. Нарышкина было построено общежитие для воспитанников Тамбовской мужской гимназии и реального училища, выделил он и сумму на содержание стипендиатов и помощь бедным учащимся. В знак особого уважения к заслугам Эммануила Дмитриевича министр народного просвещения разрешил именовать общежитие и стипендиатов «нарышкинскими».

Первым в России Э. Д. Нарышкин основал приют для арестантских детей, купив для этой цели дом и выделяя ежегодно средства на его содержание и обучение воспитанников — детей осужденных.

Проживая с 1881 года в Петербурге, Эммануил Дмитриевич не порывал связей с Тамбовом. Постоянно  приезжал на родину, интересовался организацией обучения и воспитания.

Главную улицу Тамбова украшает замечательное здание, в котором размещается ныне картинная галерея, — в историю нашего города оно вошло под именем «Нарышкинской читальней». Здание это построено Э. Д. Нарышкиным  для 0бщества по  устройству народных чтений; с 1892тода в нём проводились публичные лекции («народные чтения»), работали библиотеки, читальня, историко­этнографический музей.

Император Александр III, высоко оценивая заслуги Э. Д. Нарышкина, писал в рескрипте, вывешенном затем в зале народных чтений: «...я с особенным удовольствием и благодарностью привожу себе на память все явленные Вами подвиги евангельской любви....» Высший российский орден — Андрея Первозванного — также явился знаком признания заслуг российского патриота.

Эммануил Дмитриевич скончался в Петербурге 31 декабря 1901 года, а похоронен был на кладбище Тамбовского Казанского мужского монастыря—самом почётном тамбовском некрополе, ныне утраченном. Когда в Тамбов для погребения было привезено его тело, у въезда в город его встречала траурная арка со словами: «Просветителю народа — благодарный Тамбов».

В год 100-летия со дня рождения Э. Д. Нарышкина в Тамбове было принято решение о сооружении памятника этому выдающемуся человеку, начат сбор средств, но война и революция помешали осуществлению этого замысла. Ныне бюст прославленного тамбовского благотворителя в основанном им здании народных чтений и благодарная память горожан служат знаком уважения и признательности потомков.

Семья

Был женат дважды, но детей не имел.

 

1.  с 09 ноября 1838 года Екатерина Николаевна Новосильцева (1818—1869), дочь сенатора, товарища министра внутренних дел Н. П. Новосильцева от брака с графиней Е. И. Апраксиной. По замечаниям современника[10], Екатерина Николаевна была «очень некрасива собой, при всей изысканности туалета она казалась небрежно одетой, но тем не менее силилась корчить львицу». Все долгие годы совместной жизни Нарышкиных связывало глубокое чувство. Умерла в Вене и была похоронена в пределах Федоровской церкви Александро-Невской Лавры Санкт-Петербурга.

 

 

2. с 1871 года Александра Николаевна Чичерина (1839—1918), дочь Н. В. Чичерина и родная сестра Б. Н. Чичерина, известного юриста и философа, профессора Московского университета, родная тетка советского наркоминдела Г. В. Чичерина. После кончины мужа Александра Николаевна продолжила дело благотворительности. В годы Русско-японской войны активно участвовала в создании лазаретов для раненых солдат. Живя подолгу в Тамбове, занималась его благоустройством, за деятельность на благо Отечества и Тамбова по решению городской Думы в 1914 году ей было присвоено звание почетной гражданки г. Тамбова. В 1915 году получила звание статс-дамы. В петербургском обществе была известна под именем «тети Саши», так называли её и в Императорской семье, невоздержанная на язык, резкая в обращении даже с самыми высокопоставленными особами, она нажила себе немало врагов. Умерла во время этапирования тамбовскими большевиками к месту расстрела. После гибели Нарышкиной её имущество было национализировано.

Князь С. М. Волконский писал:

"Расстрелы продолжались. Стали подбираться к старикам… Старуха Нарышкина, бывшая статс-дама, богатая основательница Нарышкинского общежития в Тамбове, давно мозолила глаза. Она была родная тетка Чичерина, знаменитого наркоминдела… Высокое родство с Чичериным не спасло старуху Нарышкину: или Чичерин не пожелал вступиться, или, как неоднократно объявлялось, «приказ опоздал». Её подняли на телегу, повезли. Она была мужественна, но по дороге у неё сделался разрыв сердца: она избежала «человеческого суда"